Психологическая помощь

психологическая помощь on-line ….

Задать вопрос

Псевдогаооюцинации

Расстройства восприятия в виде ощущений и образов, непроизвольно возникающих без реального объекта, — но отличаются от истинных галлюцинаций отсутствием у больного чувства объективной реальности этих ощущений и образов. Впервые псевдогаллюцинации под названием «психические галлюцинации» были выделены из обширной группы истинных или, как он называл их сам — «полных галлюцинаций».

Психические галлюцинации в последующем были изучены В. Х. Кандинским (1885, 1890, 1952), использовавшим для их определения предложенный I. Hagen\’oM (1868) термин «псевдогаллюцинации». Всесторонность, с какой В. Х. Кандинский подошел к исследованию и описанию данного расстройства, полнота приведенных им клинических фактов, в частности, дифференцировка псевдогаллюцинаций от других психопатологических феноменов, явились причиной того, что вскоре псевдогаллюцинации в его понимании получили безоговорочное признание психиатров различных стран мира. Сам же термин «псевдогаллюцинации» с конца XIX в. получил эпонимическое название «псевдогаллюцинации Кандинского». Не будет преувеличением сказать, что и определение псевдогаллюцинаций, данное самим В. Х. Кандинским, является до настоящего времени наиболее всеобъемлющим. Вот что писал он сам по этому поводу: «Псевдогаллюцинации в тесном смысле слова или просто псевдогаллюцинации… являются весьма живые и чувственные до крайности определенные образы (т.е. конкретные чувственные представления), которые, однако, резко отличаются для самого воспринимающего сознания от истинно-галлюцинаторных образов тем, что не имеют присущего последним характера объективной действительности, но, напротив, прямо сознаются как нечто аномальное, новое, нечто весьма отличное от обыкновенных образов воспоминания и фантазии».

Таким образом, псевдогаллюцинации четко разграничиваются больными не только от истинных галлюцинаций, но и от реально существующих предметов и явлений. Больные, страдающие псевдогаллюцинациями, всегда отличают их от истинных галлюцинаций, но, однако, считают псевдогаллюцинации существующими в действительности образами восприятия и относятся к их появлению без критического отношения. Обычно появление псевдогаллюцинаций сопровождается ощущением их сделанности с помощью воздействия извне: «Голоса передают, заставляют вспоминать прошлое, вызывают образы представлений, делают сновидения» и т.д. Если истинные галлюцинации всегда проецируются вовне, то псевдогаллюцинации возникают по преимуществу в сфере представлений. Не случайно для характеристики псевдогаллюцинаций страдающие ими больные постоянно используют такие выражения, как «мысленные разговоры, передача мыслей на расстояние, звучание мыслей, мысленные видения» и т.д. Разделение псевдогаллюцинаций так же, как и истинных галлюцинаций, производится по органам чувств. Самыми частыми являются слуховые и в меньшей степени — зрительные псевдогаллюцинации.Слуховые псевдогаллюцинации почти всегда являются словесными (вербальными). Они могут быть беззвучными, тихими, громкими, принадлежать конкретным людям или незнакомым лицам, проявляться отдельными словами, фразами или же представлять собой повествования, в которых одно событие связывается с другим по смыслу. Их содержание во многом, если не полностью соответствует тому, что встречается и при истинных слуховых вербальных галлюцинациях.

Зрительные псевдогаллюцинации могут быть бесцветными, одноцветными, многоцветными, необычных цветов. Они могут быть лишены четкой формы или же, напротив, обладают ею. Зрительные псевдогаллюцинации могут представлять единичное видение, например, лишь часть объекта; они способны возникать в форме множественных образов и целых сцен, сменяющих одна другую в определенной последовательности. Содержание зрительных псевдогаллюцинаций бывает самым разнообразным. Чаще зрительные псевдогаллюцинации возникают при непомраченном сознании. Если же они сочетаются с помрачением сознания, то это обычно, если не как правило, онейроид.

В зависимости от интра-или экстрапроекции, а также от существования феномена сделанности, слуховые и зрительные псевдогаллюцинации можно разделить на три группы:

1) псевдогаллюцинации, локализующиеся внутри головы (интрапроекция) и сопровождаемые чувством сделанности (насильственности);

2) псевдогаллюцинации, локализующиеся внутри головы, но не сопровождаемые чувством сделанности;

3) псевдогаллюцинации, локализующиеся в пространстве, т.е. обладающие экстрапроекцией и сопровождаемые чувством сделанности.

Первая и третья группы являются наиболее частыми. Особой разновидностью зрительных и слуховых псевдогаллюцинация являются гипнагогические галлюцинации. Они возникают при засыпании, в состоянии промежуточном между сном и бодрствованием. Гипнагогические галлюцинации могут быть единичными и простыми по содержанию, но нередко (особенно зрительные) принимают сценоподобный характер с последовательной сменой различных картин — как если бы больному показывали киноленту. Как правило, больные не отождествляют возникающие у них видения и голоса с реальными явлениями.

Это и дает право относить их (еще со времени исследования В. Х. Кандинского) к псевдогаллюцинаторным расстройствам.
Псевдогаллюцинации осязательные (тактильные), висцеральные, обонятельные и вкусовые сопровождаются чувством, что их вызывают насильственным путем — их «делают». Разновидностью тактильных псевдогаллюцинаций являются сенестетические псевдогаллюцинации. Они проявляются в форме трудно описываемых тягостных ощущений в различных областях тела, возникающих, по мнению больного, в результате физического воздействия извне. Псевдогаллюцинации кинестетические (моторные, проприоцептивные) сопровождаются чувством насильственно производимых действий или насильственной речи — мысленной и произносимой вслух — речедвигательные галлюцинации, а правильнее — речедвигательные псевдогаллюцинации. При них в наиболее легких случаях больной принужден помимо воли производить языком артикуляционные движения; при выраженных речедвигательных псевдогаллюцинациях возникает насильственное говорение вслух.

Для наглядной иллюстрации различных видов псевдогаллюцинаций, в частности, отличия некоторых из них от истинных галлюцинаций ниже приводится выдержка из истории болезни больного, наблюдавшегося В. Х. Кандинским. «Д. Перевалов, 37 лет… стал жертвой «упражнений токистов». «Токисты» суть не что иное, как корпус тайных агентов, уподобляемый нашему пресловутому 3-му отделению собственной е.и.в. канцелярии для выведывания намерений и мыслей лиц, опасных правительству, и для тайного наказания этих лиц… Перевалов постоянно находится под влиянием тридцати токистов, стоящих на разных ступенях служебной иерархии и разделяющихся на несколько поочередно работающих смен. Подвергши еще в 1876 г. голову Перевалова действию гальванического тока, они привели Перевалова в «токистическую связь» (нечто вроде магнетического rapporta) с собой, и в такой же связи они состоят и между собой во время работы над ним. В силу такой связи все мысли и чувства Перевалова передаются из его головы в головы токистов; эти же последние, действуя по определенной системе, могут по своему произволу вызывать в голове Перевалова те или другие мысли, чувства, чувственные представления, а также разного рода ощущения в сфере осязания и общего чувства. Кроме того, эти невидимые преследователи, будучи скрыты поблизости от Перевалова, досаждают последнему, между прочим и «прямым говорением», причем произносимые ими (более или менее громко) слова и фразы прямо, т.е. обыкновенным путем, через воздух, переносятся к Перевалову и воспринимаются им через посредство внешнего органа слуха. В частности, способы действия токистов на Перевалова весьма разнообразны: сам больной различает восемь таких способов:
а) «прямое говоренье» ругательных фраз, насмешливых замечаний, нецензурностей и пр. (галлюцинации слуха);
б) «искусственное вызывание разного рода ощущений» в его коже, както: ощущение зуда, царапанья, щекотания, жжения, уколов и пр. (галлюцинации осязания). Больной полагает, что как при этом, так и при всех последующих способах токист, состоящий в данную минуту в таинственной связи с ним, должен в самом себе вызвать посредством тех или других приемов известное ощущение (respective — представление, чувствование и т.д.) с тем, чтобы передать последние ему, Перевалову; для этого токист царапает себя булавкой, жжет себе руки и лицо горящей спичкой или огнем папиросы и т.п.;) «искусственное вызывание» у него токистами разного рода чувствований равно как и общих ощущений, как-то: чувства недомогания, неохоты работать, сладострастия, злобы, «беспричинных испугов» и пр.;
г) «искусственное вызывание» у него неприятных вкусовых и обонятельных ощущений. Например, взяв в свой рот вещество противного вкуса, действующий в данную минуту токист заставляет Перевалова испытывать ощущение этого вкуса; нюхая из склянки, наполненной загнившей мочой или поднося к своему носу захваченный на палец кал, токисты заставляют Перевалова страдать от зловония и пр. (галлюцинации вкуса и обоняния);
д) токисты, как говорит Перевалов, фабрикуют для него мысли, т.е. они искусственно (приемами, понятными из вышесказанного) вводят в его голову различного рода представления, по преимуществу навязчивого, мучительного свойства (насильственное мышление);
е) токисты заставляют самого Перевалова «мысленно говорить», даже в то время, когда он употребляет все усилия, чтобы удержаться от такого «внутреннего говорения»; при этом токисты усиленно иннервируют свой язык, произнося мысленно определенного содержания фразу (всего чаще тенденциозную) и «переводят» эту двигательную иннервацию на Перевалова; тогда последний не только сознает, что ему искусственно «навязана» мысль в резко определенной словесной форме, но и должен пускать в ход сознательные усилия, чтобы подавить в себе насильственную двигательную иннервацию органа речи и не сказать вслух того, что его «заставляют выговорить токисты»; ж) далее токисты, как выражается больной, насильственно приводят у него в действие воображение, причем заставляют его видеть не внешним органом зрения, а «умственно», различного рода образы, почти всегда весьма\’ живые и ярко окрашенные. Эти образы одинаково видны как при закрытых, так и при открытых глазах. Сам больной отлично знает, что это ни что иное, как яркие продукты непроизвольной деятельности его воображения; но так как эти образы (их-то я и называю собственно псевдогаллюцинациями зрения) большей частью отвратительны и мучительны для Перевалова, так как они появляются и держатся перед его душевными очами не только независимо от его воли, но даже наперекор ей, так что при всех своих усилиях он не в состоянии от них отделаться, то больной убежден, что это явление искусственное. Он объясняет себе дело так: для пущего его мучения токисты нарочно раздражают искусственными средствами свое воображение и вызывают в себе определенные, весьма яркие зрительные образы с тем, чтобы перевести их на него. Наконец, кроме «прямого говорения», токисты устраивают Перевалову «говорение посредством тока»; при этом больной должен внутренне (а не ушами, как при «прямом говорении») слышать то, что хотят его заставить слышать токисты, хотя бы в данную минуту о соответственных вещах ему совсем нежелательно было думать; весьма часто при этом Перевалов слышит внутренне повторение слов, раньше действительно слышанных им от врачей, или слов, когда-то давно произнесенных в его присутствии кем-либо. из лиц, его окружавших (это внутреннее слышание есть собственно псевдогаллюцинирование слухом). Врачи, больничная прислуга, окружающие больные не причисляются Переваловым к преследователям; но власть врачей недостаточна для того, чтобы помешать токистическим упражнениям. Последние в настоящее время-ведутся постоянно, не прерываясь даже и по ночам: Ночью, если Перевалов спит неполным сном, то токисты продолжают действовать всеми выше перечисленными приемами, употребляемыми ими днем, между прочим, даже «прямым говорением», ибо в стоянии неполного сна Перевалов, по его объяснениям, может слышать ушами все раздающиеся около него звуки, а потому слышит и фразы, прямо произнесенные токистами. Если же Перевалов заснет очень крепко, то токисты действуют всеми прежними способами, за исключением «прямого говорения», в особенности же любят ему «делать сладострастные сны», «устраивать поллюции» и т.п. Различные приемы токистического оперирования идут вперемежку один с другим». В приведенном отрывке из истории болезни даны примеры всех существующих псевдогаллюцинаций, а также описаны многие расстройства, входящие в структуру синдрома психического автоматизма. Следует подчеркнуть впечатляющую наглядность клинического описания В. Х. Кандинского. Оно как бы само врезается в сознание и память врача.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>